Откройте
расчётный счёт
в надёжном банке
Открыть счет
  • — открытие счета
  • — платежи до конца года
  • — 3 месяца ведения счета
  • — интернет и мобильный банк
Открыть счет
Подписка

Подпишитесь на обновления, чтобы не пропустить свежие новости

С «Шиком» по жизни

С «Шиком» по жизни

«Шик» — самая крупная сеть доступных магазинов повседневных и сопутствующих товаров для женщин в Архангельском и Ярославском регионах. Её создательница, Ольга Епифанова, рассказывает о работе в бизнесе и в государстве, о кадрах и гражданской позиции, о преемственности дела и благотворительности.

— Ольга Николаевна! «Плох тот предприниматель, который не хотел бы стать сетью»  это про вас?
— Верно сказано. Бизнес живёт по принципу: «Развивайся или умри». Начинала я с раскладушки на улице, а сегодня «Шик» — это уже не просто сеть, а группа компаний, в которую входят 80 магазинов, склады — порядка 6000 кв. м, более 350 оптовых клиентов. Ещё и продукцию под собственной маркой выпускаем.

— Говорят, жадность порождает бедность. Значит ли это, что нужно предлагать работникам зарплату выше среднего и дополнительно поощрять, чтобы получить от них достойную отдачу?
— Бедность люди порождают, когда отдают с трудом. Зарплаты — не подаяние, это то, что человек сам заработал. Любой предприниматель мечтает платить зарплату выше рыночной: тогда не нужны менеджеры и «кадровики» — просто выбирай лучших. 

Пока сам продавец не определит для себя сумму и не рассчитает, сколько ему для этого нужно продавать товара, больше он получать не будет. Допустим, хочет он получать 3000 рублей. У нас в ассортименте свыше 25000 наименований. Возьмём для примера стоимость зубной пасты: какая в ней заложена наценка на зарплату, на аренду магазина, на уборщицу, на логистику... Ну, и посчитаем: сколько паст или других товаров надо продать, чтобы получилось 30000? 

Есть продавцы от Бога. Они не считают, сколько продали, просто занимаются любимым делом. Такой продаст больше, а прибыль делится на всех, в том числе на тех, кто стоит истуканами в торговом зале с советской установкой «Нам должны». 

В любой компании очень малая часть персонала генерирует прибыль.

Пока сам продавец не определит для себя сумму и не рассчитает, сколько ему для этого нужно продавать товара, больше он получать не будет

— Чувствует ли бизнес кризис кадров?
— У нас кризис образования. Менеджеров учат по переведённой книжке, которая была актуальна 17 лет назад. Нравятся практиканты из профтехучилищ. А с вузов — амбиций много, но дать ничего не могут. 

Чтобы стать менеджером, надо пройти более низкие должности. Сама я торговала с «раскладушки», потом на лотке, в ларьке, затем в магазине. Я и могу руководить, потому что знаю весь процесс. Как же они могут управлять, если не знают, как на кассе чек пробивается? 

Мир быстро меняется, люди становятся разобщёнными, им не достаёт поддержки. На предприятиях не хватает тех, кто бы сотрудников любил, а не оценивал и критиковал. Такой «кадровик» быстро становится генеральным.

— Какой рецепт дадите другим бизнесменам, что делать с кадрами?
— Обратить внимание на людей старше 40 лет. У меня сейчас как у депутата лучшие помощники — 62 и 64 года. Цены нет! 

Чтобы брать молодёжь, компания должна быть гармоничной. Хорошо брать людей с разницей в 10 лет, тогда одно поколение учится у другого. Надо смешивать разнородных людей. Сначала они поконфликтуют, зато потом — неиссякаемый креатив.

Люди — нелинейные системы. Управлять ими тяжело, но интересно.

Ольга Епифанова

Фото из личного архива

— Как вы документально совмещаете работу депутата и главы бизнеса?— Прежде чем осваиваться с новым постом в Думе, я два года назад передала группу компаний в доверительное управление.

— В чём, на ваш взгляд, главная проблема между бизнесом и государством и как её можно было бы решить?
— Государство — плохой собственник. Предприниматель контролирует хозяйство, потому что, если чего-то вовремя не сделать, бизнес может за несколько дней развалиться. А чиновник сидит себе в кабинете, и ничего у него не горит. 

В бизнесе всего добиваются люди, которые готовы жить в изменениях. В Великобритании даже предмет такой есть — управление изменениями. Насколько бизнес изменчив, настолько быстро и подстраивается под рынок.

Но государство должно быть стабильным. Если законы будут быстро меняться, мы с ума сойдём. Мы и сходим: ЕГЭ, закрытие сельских больниц... Сначала одни стандарты установили, теперь другие. А ведь в государстве всё должно делаться поступательно, по проектному принципу: если решили в комнате переставить шкаф, сначала оцените последствия — ещё до реального перетаскивания мебели.

— Как депутат, какие цели и задачи Вы ставите для себя в первую очередь? Вряд ли они могут быть связаны с бизнесом...
— В Областное собрание я шла с мыслями: «Да что ж такое, с каждым годом живём хуже. В чём дело?» И поняла: нас мучают недоработки федеральных законов. 

Северные территории богаты ресурсами, но северяне бедны. Нет государственной стратегии, должны ли люди здесь жить. Нужно их или поддерживать, или решать вопрос с переселением и организовывать работу вахтовым методом.

Одна из главных проблем — у нас не развито гражданское общество. Депутат — это инструмент для гражданина-потребителя. Нужны инициативные группы людей, на жизнь которых влияет конкретный закон. Только совместная работа депутатов и экспертов поможет внести необходимые поправки.

В бизнесе всего добиваются люди, которые готовы жить в изменениях. В Великобритании даже предмет такой есть — управление изменениями. Насколько бизнес изменчив, настолько быстро и подстраивается под рынок.

— Как повысить гражданскую ответственность в России?
— Проблема людей в том, что за них платят налоги работодатели. Они получают зарплату на руки, а сколько на самом деле заработали, не задумываются. Если бы человек самостоятельно платил налоги, он бы себя уважал: «Ничего себе, я столько-то плачу в пенсионный фонд, а справку годами делают! И на меня тут ещё какая-то „финтифлюшка“ будет кричать». Быстро все бы выстроились, и жизнь кардинально улучшилась.

— Есть ли будущее у бизнес-сообществ?
— Уже десять лет я вхожу в деловой клуб «Среда». Нас не много. Еженедельно обедаем и отдыхаем душой, обсуждая общие темы. Гостей приглашаем, делимся информацией. Но за такими клубами будущего нет. Нам нужны клубы вроде «Ротари», на базе Торгово-промышленной палаты. Где есть профессиональные комитеты, где собирают отраслевиков. ТПП великолепно работает в Тольятти, у нас, к сожалению, — нет. Вообще, Российская палата не работает так хорошо, как иностранные. Там ТПП осуществляют информационный обмен, помогают предпринимателям находить партнёров в других государствах и оказывают сильную консультационную помощь. 
Клубы бизнесу интересны, когда способствуют развитию.

— Вы железная леди?
— Ну, какая я железная! Белая и пушистая. Я очень люблю людей. «Плохих» не встречала. Просто у кого-то другие ценности, он в другом мире — значит, и не лезь к нему. Я не автократ, не могу жёстко управлять людьми. Пусть лучше фирма потерпит убыток, но хочу, чтобы человек сам научился. Я не таю обид, сразу даю обратную связь, что нравится, что нет. Прямая правда может обижать — может, кому-то и покажусь железной.

Если задать человеку вопрос, готов ли он отдавать четверть зарплаты, чтобы остаться на этой работе, и он отвечает «да» — он нашёл своё призвание.

— Что посоветуете тем, кто ещё не нашёл своего призвания?
— Однозначно искать. Нас этому, увы, не учат, и мы не всегда осознаём свои ценности. Я думала, у меня ценность «стабильность», а оказалось — «развитие». У нас люди часто цепляются за какое-то рабочее место, мучаются, говорят, что как на каторгу ходят, но при этом ничего не меняют. Объясняют, почему не могут чего-то получить, и не используют свои возможности.

Если задать человеку вопрос, готов ли он отдавать четверть зарплаты, чтобы остаться на этой работе, и он отвечает «да» — он нашёл своё призвание.

— Какую книгу рекомендуете прочитать каждому?
— «McDonald’s: Как создавалась империя» (Рэй Крок). Её надо читать русским людям, неважно, предпринимателям или нет. Просто что-то потрясающее: «...я возвращался в Чикаго, имея в кармане контракт с братьями Макдоналдами... Мне исполнилось 52 года, у меня был диабет и артрит в начальной стадии. В предыдущих сражениях я потерял желчный пузырь и щитовидную железу. Несмотря ни на что, во мне жила уверенность, что всё лучшее ждёт меня впереди».

Я слышу, как мужчины говорят: «Мне 40 лет, у меня жизнь закончилась». А мне 48, и я думаю, что жизнь только началась!