HR
PR
SMM
Подписка

Подпишитесь на обновления, чтобы не пропустить свежие новости

По ту сторону экрана. Особенности видеопродакшена

По ту сторону экрана. Особенности видеопродакшена

У меня уже есть бизнес

Анна и Николай Морозовы, счастливые супруги и не менее счастливые владельцы агентства видеопродакшена Brusnika Agency, рассказывают о том, как они ставят бизнес на рельсы, решают проблемы со временем и эффективностью.


Самоподдерживающийся бизнес 

Николай: Жизненный опыт показывает: если хочешь, чтобы всё было хорошо, — контролируй. :) Это практически как «делай всё сам, если хочешь сделать хорошо», но чаще всего сделать всё самому не получается, да и какой это бизнес, если делать всё своими руками? В данный момент мы пробуем разные технологии и способы, чтобы выстроить именно самостоятельность процессов, поскольку в самом начале многое было завязано непосредственно на мне или Ане. Потом мы постепенно начали делегировать не только простые, но и более сложные задачи своим сотрудникам. Сейчас одна из наших задач — это полностью автономное ведение проектов, объём которых в этом году вырос в несколько раз, без нашего личного участия в производственных процессах. 

Анна: При этом мы участвуем в мозговых штурмах по всем проектам и пока не торопимся отказываться от этой практики. Конечно, иногда такая система может давать сбои — мы же люди, можем перегружаться, но сейчас, когда наш брусничный «ребёнок» ещё не подрос до того состояния, когда всё в его жизни происходит без нашего участия, мы максимально погружены.

Н.: В общих чертах формулируется всё просто: наладь продажи, отладь процессы. Но дьявол кроется в деталях. В первую очередь необходимо разобраться с моделью. Как вы собираетесь выстроить работу целого бизнес-механизма? Постепенно набирать массу и расширять собственную команду или собирать команды под проекты? Занять определённую нишу или браться за всё, до чего можно дотянуться? Дотягиваться посредством продавца-звезды или выстраивать систему массовых продаж? Развивать самого себя как продающий или как творящий элемент? От этого выбора зависят промежуточные этапы деятельности.

Если есть сомнения, а они должны быть, то советую заглянуть к успешным конкурентам — особенно, если вы для них не конкурент;) — и сравнить модели. Для меня лично творчество на первом месте, но я прекрасно понимаю, что без одного нет другого и постоянно ищу способы совершенствования бизнес-составляющей.


Время и деньги. Клиенты 

А.: В виду специфики отрасли — или древнерусской особенности человека долго запрягать и заказывать видео в последний момент:) — срочные заказы идут практически непрерывно.

Исходим из приоритетов. Постоянным клиентам мы можем снимать срочно, потому что знаем продукт, знакомы с брендом, понимаем специфику работы. С новыми клиентами сложнее: мы не притёрлись, нужно разобраться, нельзя в горячке «лепить» лишь бы сделать, ведь для нас важно, чтобы наш продукт приносил пользу и решал задачу.

Н.: По-честноку, я сейчас — не эталонный образец распределения своего личного времени. Мне приходится его отдавать больше, чем у меня есть. Расширение команды требует не меньших ресурсов, чем расширение клиентской базы. И поскольку сейчас перекладываюсь с рельс производства на рельсы управления, могу дать сравнение нескольких моделей распределения времени в процессе смены ролей в компании:   

1) «Арт-директор». Он же — «факап-менеджер» — в первый год после открытия нового агентства. Переговоры между съёмками и мозговыми штурмами. Предварительные онлайн-обсуждения с клиентами и последующий клиент-сервис занимал как минимум половину от всего времени — рабочего и личного (когда такое выдавалось). Участие в пре-продакшене, продакшене и пост-продакшене в равной степени. Режим погружения в производство «с головой». Разруливание всех внештатных ситуаций за счёт личного времени и нервов.   

2) «Переход к чистому управлению» — настоящее время. Переговоры — добрая половина времени. Участие в основных мозгоштурмах. Участие в съёмках — только для ключевых клиентов и в портфолийных проектах. Контроль качества.   

3) «Директор на своём месте» — планирую завершить переход до конца июня. Основная задача — переговоры, сращивание больших проектов. Участие в проектах на уровне контроля качества. Мозговые штурмы и портфолийные проекты — для удовольствия.


Время и деньги. Сотрудники 

Н.: Блокнот, CRM и безжалостное убийство «убийц времени». Без программы, где видны задачи сотрудников, ход их выполнения и статус по клиентам, сложно выстроить работу. И дело не в контроле, а в том, чтобы между сотрудниками было беспрерывное взаимодействие, чтобы не нужно было искать презентации, информацию по клиентам, чтобы каждый мог открыть аккаунт и получить всё из любого места — находясь в офисе, дома или в дороге. Сейчас мы используем две программы — для ведения проектов (Basecamp) и для ведения продаж и постановки задач (AmoCRM).

А.: Нам повезло — наших сотрудников не нужно учить отвечать за результат. Думаю, здесь дело в мотивации, в заинтересованности в результате. Но бывают случаи, когда человек не горит проектом — в таком случае лучше передать его другому, чем заставлять делать через «не хочу». С ответственностью посложней, но в целом перекладывающих ответственность на коллег ребят у нас нет. Мы очень долго и трепетно подбирали коллектив, к тому же он у нас не такой огромный, чтобы каждый мог просиживать штаны, ничего не делая.


Особенности подрядчиков 

А.: Часто актёры — это головная боль. Не потому что актёров сложно найти, а потому что не всегда клиент готов заплатить за работу актёра, клиент (и это понятно) хочет сэкономить. Часто слышим что-то вроде: «У нас Машенька на корпоративах выступает», —или: «Вот Ваня — продажник хороший, он сыграет не хуже любого актёра». Тогда у нас появляется новая задача: убедительно объяснить, почему актёр не просто лучше, чем не-актёр, но и что в итоге вы сэкономите не меньше, ведь сотрудник не сможет сыграть так, как нужно, потратит своё рабочее время, потратит рабочую смену съёмочной группы и в итоге вы даже потратите больше.

Н.: Но если говорить о правильном подходе, то, конечно, у нас есть проверенный кастинг-директор с большой базой и оперативным реагированием. На прошлом Russian Interactive Week у нас был проект, где бабушки и дедушки «троллили» участников выставки и интернет-экспертов, задавая им каверзные вопросы. Актёров 60+ в принципе найти не так просто, а у нас ещё и задачи были нетривиальные: не работать по тексту, а соображать на ходу. Но все справились.


Эффективность 

Н.: Проблемы встречающихся мне сотрудников (как и людей в целом) — не желание включать мозг и брать на себя ответственность. Здесь я для себя понял, что не даром говорят: горбатого могила исправит. Лучше изначально максимально доходчиво обозначать, что для тебя важно и что неприемлемо. А дальше не жалеть отсеивать тех, кто не соответствует твоей системе координат. При условии что она верна:) 

Кстати, я заметил, что талантливые ребята зачастую попадаются с действительно сложным характером, но никто из них не относится наплевательски к своим обязанностям и к окружающим. Думаю, что халатность с наплевательством — это верный признак того, что кроме гонора ничего в этот мир их самоуверенные обладатели привнести и не могут.


А.: Если ничего не хочется — надо отдохнуть. Несмотря на то, что наша работа — это мозговая деятельность 24 часа в сутки — даже когда мы не работаем (не на переговорах, мозгоштурмах, съёмках или обсуждении), мы всё равно думаем о внедрении новых технологий, оптимизации процессов, как сделать лучше. Поэтому если организм требует — нужно дать ему разгрузку. Хотя, даже отдыхая, мы делаем это активно: уезжаем куда-то на пару дней (в любой город России), любим театр и кино (хотя на кино смотрим часто с точки зрения съёмок), довольно часто ходим на мастер-классы или даём мастер-классы по своей деятельности, любим велики и природу — сидящими дома нас сложно застать. После отдыха начинаешь по-новому смотреть на задачи, рождаются новые идеи, хочется перевернуть горы.

Иногда мы можем просто устроить себе выходной посреди недели — но это не блажь, а необходимость подготовиться к следующим рабочим дням, когда мы знаем, что они будут насыщенными.


Один день из жизни 

А.: Просыпаемся мы не очень рано, но в 9 уже готовы отвечать на вопросы и письма при необходимости. К 10-11 уже едем в офис. Очень часто у Коли утром встречи, на которых мне необязательно быть, тогда я еду в офис одна и встречаемся там. Встречи во второй половине дня чаще у меня.   

С утра мы с коллегами обсуждаем план на день, отвечаем на их вопросы, пишем письма, мозгоштурмуем, готовим презентации. Поскольку на съёмках мы присутствуем не всегда, то бывают абсолютно офисные дни. Но бывает и наоборот — полностью съёмочные, когда в офисе сидят только монтажёры и продюсеры.   

Работаем мы в среднем до 20-21. У нас есть важное правило: после этого времени не говорить о работе. Но мы его иногда нарушаем, конечно.