Подписка

Подпишитесь на обновления, чтобы не пропустить свежие новости

Как закалялась кожа. Часть 2. Путь новатора

Как закалялась кожа. Часть 2. Путь новатора

У меня нет бизнеса #стиль

На чём только люди не делают деньги! Наш герой, предприниматель из Назрани Ахмед Шадиев, делает их на рыбьей коже. Да-да, на этой, казалось бы, никому не нужной кожице лососей и осетров. В кризис 98-го классический кожевенный бизнес, которым Ахмед и занимался, изменил характер. Тогда-то мастер и взглянул в первый раз на рыбу как на источник сырья. А чтобы шуршащая чешуя превратилась в шуршащие купюры, Ахмеду предстояло стать алхимиком-экспериментатором.

Когда б вы знали, из какого сора...

 
Шадиев-экономист вспомнил, как выглядит планета Земля: это же сплошная вода! Землёй её называют из-за нескольких клочков суши, на которых живут люди. Ресурс для нового материала почти неограничен; сырьё более чем доступно; саму кожу не нужно теснить — у неё от природы красивая текстура; по физико-механическим свойствам рыбья кожа превосходит материалы животного происхождения — благодаря пересечению волокон она прочнее и не мокнет. С точки зрения экологии тоже идеальный бизнес: для изготовления кожи специально никого убивать не надо, поставщиками рыбьей шкуры выступят рыбоперерабатывающие предприятия, превращая производство в безотходное. Оставался только один вопрос: почему выделкой шкур морских обитателей до сих пор не занимались в производственных масштабах?

Изучив историю предмета, Ахмед выяснил, что кожевенных дел мастера безуспешно бились над тем, чтобы сбить жёсткость материала, а если у них это и получалось, то такая кожа быстро приходила в негодность. Но ведь химическая промышленность за минувшие десятилетия шагнула далеко вперёд. То, что совсем недавно казалось невозможным, сегодня не представляет особой сложности. «Алхимик» решил, что с новейшими достижениями науки и технологий совершить прорыв в обработке рыбьей шкуры труда не составит. Влекомый перспективами, следующими за научно-промышленным открытием, кожевенник закатал рукава:

— Средства — есть. Техническое оснащение — есть. Современные знания — есть. Опыта за плечами — два десятка лет. Даю полгода сроку — и будет вам мягкая и прочная рыбья кожа!

Прошло время, пока дома мод стали сами писать Ахмеду с предложениями, впрочем, столь же скупыми. В долгих поисках достойного партнёра новатор пришёл к взаимному интересу с известным модным домом, но отношения пока остаются на стадии переговоров: не для того было положено лихое десятилетие на создание рыбьей кожи, чтобы теперь послужить находкой в коллекции престижного бренда без права использования материала где-то ещё.

Эксперименты нужно было продолжать. Мастер кропотливо работал над кожей день и ночь, приглашал специалистов — и российских, и из стран Содружества. Это не принесло ощутимого успеха, хотя дыхание его и казалось с каждым разом теплее. Банки забрали дом, Ахмед с семьёй переехал к родителям и, при одновременных сомнениях и поддержке родственников, продолжил путь имени «философского камня». Восемь лет понадобилось «алхимику», чтобы довести технологию до ума. Годы, которые того стоили; кожа получилась безупречная: мягкая, красивая, крепкая.

Немало времени понадобилось Ахмеду и на то, чтобы собрать достойную команду. К подбору персонала он отнёсся с такой же тщательностью, как к выработке самой технологии. «Без правильных кадров — никуда. А у нас с ними беда», — сетовал новатор. — «Никто в стране работать не хочет».

Shadi Фото Станислава Васильева

Удача благоволит настойчивым

Пора бы сообщить всему миру о новинке, а денег на маркетинговые кампании нет. Тут его поддержало уже само изобретение. Ахмед дал интервью «Российской газете», писавшей о необычной находке в мире одежды. Вскоре компанией Shadi (по фамилии основателя) заинтересовались и другие журналисты. Новость о создании рыбьей кожи стала расходиться.

Ахмед Шадиев принял у себя проявившего интерес к новому материалу Валентина Юдашкина. Начал связываться и с другими домами мод. Все хотели эксклюзивных прав на использование кожи, но при этом предлагали несопоставимо малые по отношению к важности и трудности открытия объёмы заказов на эксклюзивных правах. Производитель изысканного сырья продолжил сам изготавливать кожаные изделия.

Прошло время, пока дома мод стали сами писать Ахмеду с предложениями, впрочем, столь же скупыми. В долгих поисках достойного партнёра новатор пришёл к взаимному интересу с известным модным домом, но отношения пока остаются на стадии переговоров: не для того было положено лихое десятилетие на создание рыбьей кожи, чтобы теперь послужить находкой в коллекции престижного бренда без права использования материала где-то ещё.

Наладив производство, изобретатель стал задумываться о расширении. Разговаривал с потенциальными партнёрами из других регионов об открытии у них филиалов-мастерских. Дело казалось собеседникам интересным, но вникать в особенности технологии никто не хотел. Сдавались с первой попытки.

«Люди сегодня предпочитают делать деньги или на „купи-продай“, или на „нефтяной трубе“. Заниматься своим делом мало кто решается», — сетует Ахмед. — «А ведь у нас в стране столько возможностей, было бы у человека желание».


Начало истории: