HR
PR
SMM
Подписка

Подпишитесь на обновления, чтобы не пропустить свежие новости

Скажите, доктор, мой бизнес излечим? Скажите, доктор, мой бизнес излечим?

Психиатр, практикующий на всей территории России «за очень большие деньги», Ариэль Став рассказывает, как можно врачу не работать на государство, с кем он ведёт дела, как управление выручкой согласуется с его жизненными принципами, в чём секрет успеха и как перестать быть неудачником. На «десерт» — немного Булгакова и иврита.


Госучреждение — не обязательная опция

Психиатр — не та ниша, в которой ты можешь оказаться «просто так». Становление психиатра невозможно без учёбы в госучреждении: в мединституте, в интернатуре... Именно там ты и «закладываешься» как врач. Набираешься базовым знаниям, опыту и даже связям. Но это не значит, что у тебя нет другого пути в профессии, кроме как идти работать в госструктуру.

После медицинского института ты не можешь «продать» себя, ибо ты практически в равных условиях со всеми остальными выпускниками. Однако ты можешь уже изучить конъюнктуру рынка и понять, где ты можешь быть наиболее востребован. После этого определяешься с выбором специализации и учишься. Одновременно необходимо понимать, что если ты не хочешь быть ординарным специалистом, ты должен быть... нет, не лучшим, — оригинальным. Ты должен уметь делать вещи иначе, чем все остальные. И эта «инаковость» должна заключаться в большей эффективности, меньших страданиях при меньших трудовых затратах. Как только ты предложишь это, обязательно найдётся некто, кто захочет попробовать, испытать на себе. А дальше — вопрос «сарафанного радио». Так я начал свой бизнес.

Если включать сюда оплату медицинского института, то мне на «старт» потребовалось 3 000 долларов в год плюс расходы на проживание, питание и проезд. В те студенческие годы мне помогали родители, да и сам я работал на «непыльных» работах и зарабатывал достаточно. Потом — затраты лишь на интернет и на специфическую литературу. Больных и пациентов предоставляют совершенно бесплатно. :)

Третьи лица в бизнесе

Я занимаюсь не только «чистой» психиатрией, но и юридическими вопросами, в частности, вопросами «дележа детей» при разводах. Я пишу развёрнутые заключения, ни одно из которых пока ещё ни один судья не отверг и не вынес противоречащих моим рекомендациям решений. Это не только моя экспертиза. Это и привлечение сторонних экспертов в области психологии, права, социологии, педагогики, лингвистики. Однако я бы не называл этих людей «сторонними поставщиками», ибо все они являются частью моей команды.

Команда состоит из меня (психиатра), психолога, социального работника, педагога, юриста и лингвиста. Все имеют учёные степени. «Золотое» правило сотрудничества — одно: качество работы и умение предугадать возможные «уловки» второй стороны. Естественно, что мой личный гонорар гораздо выше, нежели у иных экспертов. И это понятно: во-первых, я объединяю всё под одной «крышей»; во-вторых, печать и лицензия специалиста-психиатра производят гораздо большее впечатление на суд, нежели диплом психолога или иного специалиста. В соответствующих вопросах, естественно. Мотивация может быть одна: деньги. Работа оценивается достаточно дорого — порядка 20 000 рублей за экспертизу каждого участника экспертной группы.

Денежные расчёты

Я не экономлю на своих пациентах. Мои услуги стоят дорого и включают в себя лучшее, что может предложить современная медицина. Естественно, лекарства стоят немалых денег, но деньги — не главная проблема. Бывает, что лекарства крайне сложно достать — многие из них не применяются, некоторые запрещены в России, и тогда приходится вывозить пациента за рубеж.

30 % выручки — производственные затраты. 70 % уходит на содержание себя любимого и поддержание себя в достаточно профессиональной форме.

Рабочее место много денег не требует. Это мой кабинет. Домашняя атмосфера, помогающая клиенту раскрыться.

Правило жизни — и бизнеса


Я работаю на самого себя, и я — тот единственный, кто может помешать самому себе зарабатывать деньги. Стараюсь себе не мешать. Ведь это вредит моему главному жизненному принципу.

Мой принцип выживания — благотворительность. Всё. Вот на данный момент я занимаюсь помощью беженцам с Украины. Мне пишут: лекарства, еда и так далее — я или покупаю сам, или перечисляю им деньги, даже особо не вдаваясь в подробности, сколько это стоит.

Если спросить, сколько денег я выделяю на благотворительность, то ответить я не смогу. Я не разделяю себя и мир, деньги всегда находятся и на меня, и на помощь. Разумеется, благотворительность должна быть разумной, но у меня так само собой и получается. Я не разбрасываю деньги, как сеятель в поле. Черта разумности не в количестве, а в качестве. Распределение благотворительности — наука и искусство. Рекомендую вам прочитать Моисея Маймонида, известного также как Рамбам, «Законы благотворительности» (Законы цдаки).

Эгоизм находится в самой тесной связи с благотворительностью. Благотворительность в нашем мире — это высшее проявление эгоизма. Есть такая шкала эгоизма: каменный, живой, человеческий, интеллектуальный и божественный. Я стараюсь удовлетворить их все. (Я об этом написал книжку «Новое над Солнцем».) Благотворительность не бывает чисто альтруистической. Каждый находит в ней удовлетворение своих высших потребностей: моральных, духовных и прочих. И это высший, «духовный» уровень эгоизма. Чистый альтруизм присущ лишь Творцу.

Успех в бизнесе

Успешных кейсов у меня 90 % — и в экспертной деятельности, и в лечении. Повторное обращение возможно и там, и там. В судебных делах это, как правило, апелляции. В зависимости от обстоятельств дела, бывают апелляции, где предоставляются «обратные» заключения, и тогда надо проделывать большую по объёмам работу. В психиатрии — как правило, да, потому что для меня пациент — это проект. Иногда длиною в жизнь. :)

Специфика бизнеса в России состоит в том, что я иностранный специалист, работающий по западным методикам, которые зачастую принципиально отличаются от принятых в РФ. В России много лентяев, которые работать не хотят, а денег — хотят.

Видите ли... В России есть такой штамп: «успехов в труде и счастья в личной жизни». Это хорошо для наёмных работников. Не для меня. У меня работа и жизнь неотделимы. Я могу встать ночью, если мне это надо и хочется, и работать, а могу и проваляться весь день. Я сам решаю, когда, где и сколько. И не отделяю это от общего ритма жизни. Я трачу на работу не время. Я трачу на это жизнь. Я не работаю. Я живу. И живу интересно.

Если у меня нет времени, денег, сил, то это не моё занятие в данный момент. Не бывает так, что не хочется работать. Бывает «не хочется чего-то делать в этот промежуток времени». Значит, нахожу тот промежуток, в который я захочу это сделать.

Нерадивому предпринимателю следует задаться вопросом: «Если не я себе, то кто мне? И если не я, то кто же? И если я сам лишь для самого себя, то кто и что я?»

Особенность бизнеса услуг — в эффективности. Можно много говорить и лить воду, но если не эффективен — уходи с рынка.

Неудачник — это поправимо

Вот мои правила успеха. Первое — помнить о цели. А цель одна: благотворительность. Второе — быть профессионалом своего дела. Третье — иметь «сто друзей». Четвёртое — иметь хороший и правильный русский язык. Коммуникация — основа всего. «Битая» коммуникация — основа проигрыша. Умение говорить, подать себя равно умению продать себя. И пятое — любить себя. Соответственно, правила неудачи — обратные этим.

Кризис на мне не сказался. Здоровье и благополучие детей — не то, на чём экономят граждане тех сословий, с коими я имею дела. Если бы я называл это работой (как мы уже говорили ранее), то мог бы сказать, что работаю чрезмерно много.

Как психиатр, я могу посоветовать, как выйти из кризиса. Но это стоит денег. :) Внимательный читатель скажет: «Давать всем просящим по потребности, но когда спрашивают профессиональный совет, то за деньги? Или благотворительность должна быть обязательно в „посреднической“ форме вроде денег, которые потом можно превратить в то, что нужно? Тогда я прошу у вас денег, чтобы обратиться к вам же за консультацией!» Отвечу. Я очень много помогаю бесплатно. Но всегда провожу грань между благотворительностью и работой.

Скажу только, что рас π здяйство — не психическое заболевание, это состояние души и тела. Вариант развития. Чтобы всё у вас было, нужна смелость идти и делать.

Не стремитесь всё успеть — и тогда успеете всё. Но самое главное — ставьте реальные цели.

Немного метафизики

Чтобы получить, надо попросить. Я мыслю на иврите. Иврит — точный математический библейский язык, который наиболее верно отражает духовные понятия. Молитва на иврите «тфила», что дословно означает «прикрепление и получение». Поэтому «прикрепиться» и «подкрепиться» — всегда хорошо.

И как тогда понимать булгаковское «никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут»? Это метафизическая фраза. Дело в том, что любой дефицит УЖЕ является «молитвой». И на любую молитву — ВСЕГДА есть ответ. И чем на более развитом уровне ты находишься, тем меньше тебе надо прилагать усилий, чтобы добиться удовлетворения нужд низшего эгоизма. Высшего — да, тяжело. Но низшего — легко. В этом и есть истинный смысл слов Булгакова.

Потребность давать — это глубокая, вложенная в человека самим Творцом потребность. Она должна пробудиться. Путём удовлетворения низшего эгоизма. Как в Екклесиасте: он по ступеням удовлетворял потребности и на каждой ступени понимал, что всё — суета сует.