Откройте
расчётный счёт
в надёжном банке
Открыть счет
  • — открытие счета
  • — платежи до конца года
  • — 3 месяца ведения счета
  • — интернет и мобильный банк
Открыть счет
HR
PR
SMM
Подписка

Подпишитесь на обновления, чтобы не пропустить свежие новости

Тату-индустрия: домашний уют против рабочей тусовки

Тату-индустрия: домашний уют против рабочей тусовки

Последние несколько лет тату-индустрия активно развивается. Все большее число людей обращается к мастерам за татуировкой. Повышается спрос, а за ним и предложение. Раньше считалось, что тату-мастер – это чисто мужская профессия, но теперь времена изменились и многие девушки осваивают это ремесло. Некоторые из них перебираются из студий домой: кто-то хочет быть поближе к семье, кому-то просто комфортнее в домашней обстановке. О преимуществах и недостатках работы дома, первом клиенте и реакции родителей на выбор столь экзотической профессии нам рассказали тату-мастера из Новосибирска, Томска и Санкт-Петербурга: Harey Snaut, Ядерная Зима, Кира Бергвинд и Дарья Чу.

Дарья Чу

Начинающий тату-мастер из Новосибирска, в ее портфолио множество милых миниатюрных работ. Она отдает предпочтение эскизам, близким к карандашному рисунку и гравюре. Работала как в студии, так и дома.

·          Я всегда рисовала. Со временем продолжение своих работ увидела в татуировке. Это как следующая жизнь рисунков.

·         Какую татуировку я бы ни за что не хотела видеть на своем теле? Я считаю, что практически любую идею можно красиво обыграть, ну может быть, сатанинскую тематику не хотела бы, хотя…  На лице 100% не стала бы что-то набивать!

 

Кира Бергвинд

Тату-мастер, который предан своему делу и верен своему стилю. Кира работает в графике, бьет черные татуировки. Из техник предпочитает лайнворк и дотворк*. В последнее время она сама бьет себе татуировки, любит мандалы*. Всегда работала дома и не собирается что-то менять. Не так давно переехала из Новосибирска в Томск.

·        Мне всегда казалось, что это какая-то сказочная профессия. У меня была мастер, а все эскизы для татуировок, которые она била, я всегда рисовала сама, как-то раз она спросила, не хочу ли я научиться бить татуировки, и я попробовала.

·         Я работаю только по авторским эскизам, то есть по своим. Я никогда не повторяю работы, не бью картинки из интернета, потому что у них есть правообладатели.

 

Ядерная Зима

Новосибирский тату-мастер, молодая мама, готовит вкусный кофе. Работает в стилях: блэкворк, лайнворк, дотворк, акварель* и немного в трэш-польке*. Большую часть своего времени Ядерная Зима уделяет семье и рисункам. Начинала в Точке Сборки. Студия закрылась по семейным обстоятельствам мастеров, но они по-прежнему очень дружны. А еще у Ядерной Зимы есть несколько учениц. 

·        Рисовать я начала еще в детстве. В какой-то момент друзья, знакомые стали говорить, что у меня здорово получается, и было бы круто превратить рисунки в татуировки.

·        Не связываюсь с людьми, которые пишут сразу на «ты» и в стиле «здорово, наколи мне вот это»,  я за вежливое обращение.


Harey Snaut

Тату-мастер с большим опытом. Основатель студии Точка Сборки, молодая мама и гостеприимный человек. Harey Snaut начала свой путь к татуировке дома, затем часто чередовала работу у себя с татуированием в студии, первая из которых — Сайгон. После закрытия Точки Сборки Harey Snaut переехала с сыном в Питер, где и продолжает творить красоту. 

·        Сначала был просто праздный интерес а как это рисовать на живом человеке? Однажды мне позволили подержать в руках заряженную машинку и даже кого-то потыкать ею в местах, которые в любом случае заливать черным. После этого мне было физически плохо, если долго не татуировала. Так я пристрастилась к этой профессии.

·        Когда у меня будет единственный стиль, который можно определить, подарите мне, пожалуйста, халат и тапочки. Я за узнаваемость почерка. Но остановиться на чем-то одном не могу.

   

Как родители отреагировали на ваш выбор профессии?

Я.З: Отец сказал, что я «портагеносец»*, до сих пор меня так называет. Мама отнеслась положительно: сказала, что лучше мне профессионально этим заниматься, чем забиваться в подворотнях, и даже поддержала материально — купила первую тату-машинку. 

К.Б:Родные до сих пор спрашивают, когда работу буду искать. А если честно, у меня религиозные родители и они в шоке.

Не боялся ли вам довериться ваш первый клиент? 

К.Б: Моим первым клиентом именно из незнакомых (первую татуировку я била своему же мастеру и учителю, вторую — своему молодому человеку) была женщина на пенсии, ей было 56 лет, и она совершенно спокойно отнеслась к татуировке.

H.S: Это было в студенческой общаге НГУ на первом курсе. Тогда чувства страха ни у меня, ни у большинства моих знакомых не было вообще.

Я.З: Первым клиентом был мой муж, и он полностью мне доверял. Дальше у меня все так хорошо получалось, что клиенты даже не знали, что я ученица.  

Д.Ч: С первой клиенткой мне очень повезло. У нее уже было большое количество татуировок на теле. И она сама подсказывала, что, по ее ощущениям, я недостаточно сильно натягиваю кожу, и всячески подбадривала меня в процессе.

Приходилось ли вам забивать коллег?

Я.З: Забивала учителя и своих учениц. Было что-то вроде обмена татуировками. Мы очень дружны, каждая из нас доверяет другим, поэтому все оставались довольны, конфликтных ситуаций не было.

К.Б: Несколько раз. Татуировщики плохо переносят татуировки, орут, матерятся и бегают курить каждые 15 минут, хуже клиентов не придумаешь.

Какие плюсы работы в студии вы бы выделили?

Д.Ч: Плюсы это постоянное общение, обмен опытом. Коллеги постоянно могут что-то подсказать, и ты можешь им помочь — это очень приятно! Командный дух, тусовка.

Я.З: Наибольшая сосредоточенность на работе. Кроме того, есть коллектив, мастера, с которыми можешь обмениваться опытом, музыка, общение, рабочий дух. У нас был прекрасный коллектив! Мы устраивали вечера настольных игр, вместе отмечали праздники. В Точке Сборки всегда царила дружеская атмосфера.

Каковы минусы?

Я.З: Не всегда попадается приятный коллектив и хороший руководитель. А если с ними что-то не так, это сразу влияет на атмосферу, настроение трудящихся, возникают конфликты.

К.Б: Много людей, не всем это нравится в процессе. Меня, как мастера, раздражает, когда подходят и под руку заглядывают. И вроде ничего плохого  в этом нет, но это выводит из себя. Кроме того, играет музло дикое, все разговаривают, это мешает работать.

Д.Ч: Народ приходит разный, бывают клиенты без особого вкуса, бывают недружелюбные люди. Всегда есть возможность отказать, но это нежелательно для студий. В целом явных минусов я пока не увидела.

Чем хороша работа дома?

К.Б: Стеснительные девушки могут не переживать о том, что они лежат практически голые на кушетке, а вокруг ходят бородатые мужики. Я закрываю дверь, и кроме меня и клиента на протяжении всего сеанса в помещении больше никого нет и быть не может. Клиентам это дешевле, потому что мне не нужно отдавать 50% студии.  

H.S: Можно работать в удобном темпе, варить кофе в турке, кормить людей салатиком и после сеанса сразу падать, куда придется, а не собирать остатки себя и тащить их до дома.

А обратная сторона медали работы дома?

Д.Ч:Со временем становится скучно, хочется, чтобы кто-то подходил, подсказывал. Я живу с молодым человеком, когда мне нужно чье-то мнение, он всегда подходит и говорит: «Вау! Как круто!». Я ценю его поддержку, но иногда хочется конструктивной критики.

Не было ли у кого-то из клиентов склонности к стереотипу, что дома забиваться опасно?

Я.З: За три года работы дома только одна дама спросила, все ли стерильно. Я ей провела экскурсию и сомнения развеялись.

H.S: Была у некоторых. Когда поясняешь, что опыт работы 14 лет, за плечами 6 студий, одна из которых была своя, успокаиваются. Опасаться заражения гепатитом и прочих неприятностей можно с тем же успехом и в салоне. Везде работают люди. Это вопрос ответственности и профессионализма каждого мастера.

Как вы боретесь с прокрастинацией?

Я.З: Меня мотивирует само желание рисовать. Я не умею отдыхать.

К.Б: Моя репутация важнее любой лени, поэтому если я обещаю человеку скинуть эскиз сегодня до 22:00, то я кровь из носу это сделаю, даже если гости в доме, даже если ужин пригорел. В лепешку разобьюсь, но эскиз нарисую.

Что вас заставляет встать с дивана и пойти работать? 

H.S: Любовь к работе. На диване скучно. 

Д.Ч: Нужно платить за квартиру! А вообще хочется развиваться, состояться в этом деле, найти свой узнаваемый стиль.

К.Б: А дивана в моем доме, кстати, нет. Я люблю свою работу, меня хлебом не корми, дай забить человека.

Увеличился ли ваш доход с переездом на дом? Если да, то насколько? 

Д.Ч: Не увеличился, но я ведь была начинающим мастером, когда работала дома.

Я.З: В плане расходников особой финансовой разницы между тем, что было в студии и что сейчас дома, не видно. А вот доход увеличился раза в два! 

К.Б: Думаю, что в студии я бы зарабатывала безумные копейки, а дома нормально. Дело же не только в доходе, но и в том, сколько сил ты тратишь, татуировка это физически тяжело. Если ты упахался в кашу, спина отнялась, нога опухла, на пальцах мозоли, а денег получил фиг, то это грустно. 

Многие ли клиенты продолжили забиваться у вас после вашего ухода из студии?

H.S: Осознанные клиенты идут на работы мастера, а не на вывеску. От перемены места работы руки не меняются.

Д.Ч: Я привела друзей в студию Tattooist, а потом увела их. Все мои остались со мной. 

Какие планы на будущее?

Я.З: В планах оформление группы и поиск коммерческого помещения.

Д.Ч: Хочу поездить по мастер-классам. Идеальная позиция быть сессионным мастером, ездить по миру, знакомиться, работать.

К.Б: Cтать лучшей татуировщицей Амстердама. Что может быть круче?

Какой совет вы можете дать начинающему мастеру?

К.Б: Следите за глубиной!

Я.З: Делайте ровный контур! Все остальное получится. 

Д.Ч: Практика, практика, практика. Только так! Первое время все плохо получается, но не нужно этого бояться, все поправимо, ты никого не испортишь настолько, чтобы этого нельзя было исправить. 

H.S: Любите свое дело, доверившихся вам людей и старайтесь каждый день быть хоть немного лучше, чем вчера, независимо от количества лет работы.

*Дотворк — стиль / техника нательной живописи, при которой рисунок состоит из большого количества точек.

Лайнворк — техника нанесения татуировки при помощи линии (то есть какие линии, значения не имеет). 

Мандала — сакральный символ, представляющий собой концентрическую диаграмму, которая состоит из сложных узоров.

Блэкворк — стиль / техника нательной живописи, при которой большие фрагменты рисунка заливаются сплошным черным цветом.

Акварель — стиль нательной живописи, в основе которого лежит сходство с рисунками, выполненными акварельными красками. 

Трэш-полька — коллажный стиль в черно-белых и красных цветах, сочетающий реализм, мазки кистью и, возможно, некоторые графические элементы.

Портак (или партак) — слово, которое происходит из тюремного сленга, согласно которому, оно обозначает любую татуировку. В современном русском языке портаком принято называть неудачную или некачественно выполненную тату.

Светлана Пичугина